Дмитрий Легут: «Бороться надо с врагами внутри себя».

В Югорске и Советском с концертами побывал singer-songwriter (автор-исполнитель) Дмитрий Легут. В программе «Лица» на телеканале «Норд» музыкант рассказал ведущей Наталье Надеждиной о том, как он пренебрег нормальным сценарием жизни, пришел к «комнатному року» и увидел несовместимость рок-н-ролла с православием.

   - Чем кроме музыки Вы занимались в жизни?
   - Много чем занимался. По образованию я режиссер. С целью прокормиться работал грузчиком, кровельщиком, сторожем. Еще журналистом – немного на телевидении и радио, больше в печатных изданиях. Увлекался рок-н-ролльным самиздатом. Журналистика – это интересно. Возможно, занимался бы ею и дальше. Но по натуре я человек медленный, а эта профессия предполагает конвейерное производство, соблюдение сроков… В любом случае, ничего более интересного, чем занятия песней, не было.
   - Современная отечественная рок-музыка переживает не лучшие времена. Согласны с этим утверждением?
   - Времена ее грандиозной востребованности ушли безвозвратно. Тот, кто полагает, что она должна быть на вершине популярности, может считать, что рок-музыка в кризисе.
   - Насколько она хороша?
   - Она разная. Та, что крутится по радио, на мой взгляд – помойка. Это поп-музыка за редким исключением. Скажем, Гребенщиков – он создает талантливый продукт и при этом он в «топе».
   - Чем живет столичный андерграунд?
   -Андерграунд можно условно назвать независимым корпусом. Он не является частью шоу-бизнеса, какой-либо структуры. В нем нет продюсеров, контрактов, формальных обязательств.
   Люди чувствуют потребность этим заниматься. Созданный ими творческий продукт маловостребован. Если речь о какой-то генеральной идее, то я не берусь ее сформулировать. Раньше был этакий протест, нечто антисоветское. Сейчас сложнее понять, с кем и за что бороться.
   - Кто из представителей андерграунда Вам нравится?
   - Среди независимых много достойных внимания артистов, которых не услышать по радио и не увидеть по телевизору. Очень люблю творчество Умки (Ани Герасимовой). Еще есть Саша Репьев, Ольга Ступина… Есть люди. Как кто-то сказал: что бы ни происходило, поэты рождаться будут.
   - Москву называют большим муравейником с бешенным ритмом. Вы, похоже, мало подходите для такой жизни…
   - Да, наверное. Нет во мне этой деловитости. Мне скорее свойственно наблюдать, созерцать этот муравейник. И если жизнь заставляет включиться в московский ритм, это быстро выматывает.
   - Вы «изобрели» комнатный рок. Почему не кухонный, не гаражный, не ресторанный?
   - Я не изобрел. Все уже было до меня. Как-то по поводу распада очередного моего ансамбля сочинилась песня «Комнатный рок». Потом начал играть один осознано – стало интересно самостоятельно создавать песню от начала до конца. А по поводу терминологии… Кухонный рок – это нечто диссидентское. Гаражный – нечто шумное и задиристое. А комнатный рок не конспирируется, никого не задирает. Не очень понятно, кому он и зачем. Вот он и ютится по большей части в хозяйской комнате.
   - Как Вы относитесь к словам?
   - Слова я люблю. Внимателен к словам. Люблю им радоваться. Тексты сочиняю медленно, пытаясь быть максимально точным. А по поводу того, что важнее – слова, или музыка… На музыку уходит больше времени и сил. Хотя все мои блюзовые изыски придуманы сто лет назад.
   - Говорят, у Вас своеобразная манера игры на гитаре. И нет музыкального образования…
   - Наверное, своя правда в дилетантизме есть. Я сам придумывал, как играть, меня не учили. Но и нового ничего в этой придуманной игре нет. Вообще, я думаю, новым в творчестве оказывается искренний пересказ-перепев заново открытых прописных истин.
   - «Верхняя полка по ходу движенья» - это о Вас? Так Вы движетесь по жизни?
   - Интересное толкование этой метафоре дал мой друг, писатель Андрей Трушкин. Он сказал, что в книжных магазинах на верхние полки ставят хорошие книги, которые не пользуются особым спросом.
   - Опять процитирую Вас: «…отведав на вкус всяких-разных затей, не выбрав из них ни одной…». Вы в поиске, или сделали окончательный выбор?
   - Слишком поздно заниматься поисками, направление выбрано. Были шатания и сомнения – стать вольным артистом-гитаристом, или идти в нормальные люди… «Кем быть?» - великий вопрос. Люди учатся одному, занимаются другим, мечтают о третьем. Мне говорили: «Куда? Ты элементарно не прокормишься!». Однако, ничего, жив.
   - Кто такой «нормальный человек»?
   - Условно нормальный: учился, женился, обзавелся квартирой, растит детей, каждый день ходит на работу…
   - Вы – нормальный человек?
   - Я пренебрег этим сценарием
   - Так легко живется?
   - Я думаю, что никому легко не живется. Наверное, легче прочих живется тому, кто ближе к святости, тому, кто в воле Божьей.
   - Вы – православный?
   - Да.
   - Нашли в православии то, что искали?
   - Нашел и продолжаю находить. Это такой колодезь, из которого можно бесконечно черпать.
   - Рок-н-ролл и православие совместимы?
   - Не совместимы.
   - Как они в Вас уживаются?
   - Идеологически то, что я делаю, рок-н-роллом не является. В знаковой песне Satisfaction спето: «Я не получаю удовлетворения». Рок-н-ролльная идея в этом неудовлетворении, в ощущении того, что все не так, как должно быть. И в отсутствии ответа на вопрос: «А как должно быть, как надо?» С обретением веры и самой маленькой искры Божественной благодати ты оказываешься хоть сколько-нибудь сориентирован в этом вопросе. Тут рок-н-ролл и заканчивается.
   - Вам важна реакция зрителей на концерте
   - Безусловно. Сложно представить себе артиста, которому безразличен зритель. Известно, что важнейшая функция творчества – коммуникация. Конечно, мне нужен отклик, сочувствие, нужна любовь людей.
   - Почему тогда Вы не боретесь за зрителя, как в том же шоу-бизнесе?
   - Мне кажется, что когда за любовь и внимание начинается настоящая борьба, происходит какая-то подмена понятий и обман. Вспоминается девиз одного объединения художников: «Никого не побеждать и никогда не сдаваться».
   - Вы борец по жизни?
   - Вопрос в том, за что и как бороться. Бороться за лучшее место под солнцем, за то, чтобы растолкав всех, оказаться первым – это, по-моему, гадкое занятие. Бороться надо в первую очередь с врагами внутри себя.
   - Какую музыку Вы слушаете?
   - Последние годы много слушаю черных блюзменов 20-х, 30-х, 50-х годов. Для меня это первооснова. В этих гениальных вещах выражена душа человеческая.
   -- Расскажите забавный случай из Вашей концертной жизни.
   - Недавно один зритель не просто попросил подписать диск, но даже продиктовал мне текст: «Спасибо, Леха, что пришел на мой концерт».
   - В завершение – блиц-вопросы. Где на Земле Вы чувствуете себя, как у Христа за пазухой?
   - Здесь. А еще дома, рядом с женой.
   - В чем смысл жизни?
   -- В том, чтобы после смерти попасть в рай.
   -- Что такое счастье?
   - Принять истину и соответствовать ей.

Газета «Норд», г. Югорск. 16 июня 2011 года